...для «отношения» надо иметь о предмете хоть какое-нибудь понятие. По совести, удосужилась ли интеллигенция приобрести понятие о религии?

Зинаида Гиппиус, «Гоголь и Белинский»

азартные игры

gippius.com

Зинаида Гиппиус

(20 ноября 1869 — 9 сентября 1945)
О З. Н. Гиппиус:
Андрей Белый, рецензия на сборник «Алый меч. Рассказы. Четвертая книга», 1906
«Среди истинно культурных художников имя З. Н. Гиппиус занимает видное место. Из писательниц женщин она одна вооружена всем, что составляет основу и мощь утонченной культуры. В этом ее незабываемое значение».
Николай Бердяев, 1916
«Гиппиус очень значительное, единственное в своем роде явление, не только поэзии, но и жизни. Ее тоска по бытию, ее ужас холода и замерзания должны потрясти всякого, кто с любовью всмотрится в черты ее единственного облика...»
Валерий Брюсов, «З. Н. Гиппиус», 1915
«Как сильный, самостоятельный поэт, сумевший рассказать нам свою душу, как выдающийся мастер стиха, Гиппиус должна навсегда остаться в истории нашей литературы».
«Я ценила нашу дружбу. У Зинаиды Николаевны народ собирался по воскресеньям, но тесный кружок тайно — по средам. К ней можно было прийти, без всяких светских предисловий сказать то, что сейчас интересует, и начать длинный, интересный разговор».
Владимир Злобин, глава из книги «Тяжелая душа» Гиппиус и Философов, 1958
«Будем справедливы: немногие в жизни страдали от любви так, как страдала она. Почему же она не только ничего не приобрела, но все потеряла?»
Ирина Одоевцева, фрагмент из книги «На берегах Сены»
«Нет, я еще не могу правильно судить о ней. Я не доверяю первым впечатлениям. Я перевожу взгляд на сидящего рядом с ней Георгия Иванова, и по выражению его лица мне сразу становится ясно, что он-то уже подпал под ее шарм, что он уже покорен ею. А ведь он очень строго судит о людях, и понравиться ему трудно. Возможно, я ошибаюсь. И я действительно в тот день ошибалась, судя о ней. Никогда я так неправильно, так несправедливо не судила — ни о ком, как в ту первую встречу о Гиппиус».
Георгий Адамович, «Зинаида Гиппиус»
«Есть люди, которые как будто выделаны машиной, на заводе, выпущены на свет Божий целыми однородными сериями, и есть другие, как бы «ручной работы», — и такой была Гиппиус. Но помимо ее исключительного своеобразия я, не колеблясь, скажу, что это была самая замечательная женщина, которую пришлось мне на моем веку знать. Не писательница, не поэт, а именно женщина, человек, среди, может быть, и более одаренных поэтесс, которых я встречал».
Юрий Терапиано
«С самого начала Зинаида Гиппиус поражала всех своей "единственностью", пронзительно-острым умом, сознанием (и даже культом) своей исключительности, эгоцентризмом и нарочитой, подчеркнутой манерой высказываться наперекор общепринятым суждениям и очень злыми репликами. "Изломанная декадентка, поэт с блестяще отточенной формой, но холодный, сухой, лишенный подлинного волнения и творческого самозабвения", — так определяли Гиппиус».
Аким Волынский, «Сильфида», 1923
«Я не вдаюсь в расценку литературного труда З. Н. Гиппиус. Только отмечу коротко и бездоказательно, что она представляет собою живое и выдающееся явление в русской литературе. В частности, ее описания неба не знают себе равных».
Нина Берберова, глава из книги «Курсив мой» «Соль земли»
«Она несомненно искусственно выработала в себе две внешние черты: спокойствие и женственность. Внутри она не была спокойна. И она не была женщиной».
«Ее стихи всегда обдуманны, умны, в них есть острая наблюдательность, направленная как вовне, так и в глубь души; они всегда сделаны просто, но изящно и с большим мастерством».
Зинаида Гиппиус родилась 20 ноября 1869 года в России, в маленьком уездном городке Белеве. Детство ее проходило в семье юриста, обрусевшего немца.

Первые ее тексты были опубликованы в 1888 году, а уже через год, в 1889 году, она выходит замуж за Д.С.Мережковского и переезжает с ним в Петербург. По словам Гиппиус, с мужем они прожили 52 года, не разлучаясь ни на один день.

В ранних стихотворениях Гиппиус, четко прослеживалось влияние С.Я. Надсона. Но позже, преодолев эту зависимость, Зинаида Николаевна, в глазах участников литературной жизни России становится олицетворением декаданса и её гордо именуют «декадентской мадонной».

На протяжении двух десятилетий перед началом революционных действий в России (1905 г.), Гиппиус пропагандирует сексуальное раскрепощение, называемое ею «крестом чувственности». Так же выступает противницей «учащей Церкви», возглавляет «Религиозно-философские собрания» (1901–1904), на которых рассматривается программа «неохристианства».

Гиппиус была критиком и писала под псевдонимом Антон Крайний, в этом образе она становилась проповедником символизма и философских идей. Она постоянно публиковалась в журналах «Русское богатство», «Весы». В целом, Гиппиус достаточно негативно относилась к состоянию русской художественной литературы. По ее мнению это было связано с кризисом религиозных основ жизни и крахом общественных идеалов, которыми жил весь 19 век.

Октябрьская революция 1917 года, для Гиппиус была переломным моментом, к ней она относилась край негативно и с непримиримой враждебностью. Это было видно из книг: «Последние стихи» (1914-1918) и «Петербургские дневники», частично изданных в эмигрантской периодике 1920-х годов, а после опубликованных на английском в 1975 г. и на русском в 1982.

В одной критической статье Гиппиус было написано: «Россия погибает безвозвратно и наступает власть Антихриста, а на руинах культуры бушует озверение»

В своих дневниках Гиппиус детально описывала смерть старого Русского мира и восхождение нового. Дневники, Гиппиус, представляла как отдельный литературный жанр, обладающий способностью показывать «течение жизни как есть» и фиксировать «исчезнувшие из памяти мелочи», по которым будущее поколение сможет восстановить достоверную картину прошлых событий.

Вражда с революцией заставила Зинаиду Николаевну порвать с теми, кто поддерживал и принял революцию, а именно – с Брюсовым, Блоком, А. Белым. История этого разрыва и показ идейных противоречий, приведшие к октябрьской революции, заключается в мемуарном цикле Гиппиус – «Живые лица» (1925). В отличие от Блока, который воспринимал революцию как – «взрыв стихий и очистительного урагана», Гиппиус воспринимала её как «потрясающая скука и «тяжелое удушье однообразных дней» и все это внушает мысли - «Хорошо бы ослепнуть и оглохнуть».

Гиппиус эмигрирует из России в Европу, и ее творческая активность постепенно затухает. Она все больше убеждается, что поэт не может творить вдали от Родины и в душе остается «тяжелый холод». Душа мертва, как «убитый ястреб». Эти метафоры становятся ключевыми в последнем сборнике Гиппиус «Сияния» (1938). В 1941 году умирает муж и Гиппиус посвящает свое оставшееся время работе над его биографией, и не окончив ее, умирает в 1945 году в Париже.